Баннеры

Кнопочки Топов (Не забудьте поддержать нас)

FRPG: SURVIVAL INSTINCT

Объявление


Новости
15.04.2015.
▸ Полное обновление мат.части! Просим всех отписаться здесь
▸ Запуск набора в первый сюжетный квест

Партнеры
The Lion King. Lost

Рейтинг игры: NC-17
Жанр: фэнтези, симулятор животной жизни, мистика.
Авторский мир.

Очередность постов в локациях
На написание поста игроку даётся 7 суток.

Зеркало мира | Alice, Dante, Соль;
Поющая роща |Роланд, Кайдан, Nevena;
Чаша орла |Memphis, Шаксар;
Игроки, бьющие рекорды по написанию символов в постах
Соль
Alice
Кайдан
Dante
Alice
Отвечает за наполнение,
обращаться по любым вопросам.
Обязательно поможет и ответит.
Отвечает за содержание,
обращаться по любым вопросам,
на которые не может ответить Данте.



ВРЕМЯ ГОДА
Ранняя теплая пора
ПОГОДА

В ночное небо уже взошли ярдига и ирсис,
своим бледным светом освещая ночной Торн.
Холодно, лёгкий морозный ветер.
ДАТА
14 день месяца Кьюртри. 122г. от В.П

ВРЕМЯ СУТОК
Ночь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG: SURVIVAL INSTINCT » Территории Диких » Зеркало мира


Зеркало мира

Сообщений 1 страница 45 из 45

1

http://i072.radikal.ru/1501/ca/b24cc466bff1.png

Здесь, под сенью редких деревьев, раскинулось небольшое вытянутое озеро, которое прозвали Зеркалом Мира.
Почему же? Оно отражает все, что вокруг, как и любое озеро. Но такую красивую безмятежность и чистоту мало где сможешь увидеть: большинство озер заболачивается, как и все остальные на территории Диких. Водица в них грязная и мутная, а в округе разносится неприятный кислый запах. Здесь же вода всегда ледяная и чистая, она пригодна в питье, здесь водится безопасная озерная рыба.


ближайшие локации:

http://s015.radikal.ru/i331/1502/5a/17d25a236eb2.png

http://s018.radikal.ru/i525/1502/17/21805cc6826c.png

http://s020.radikal.ru/i707/1501/c9/ba06da32ca71.png

http://s018.radikal.ru/i527/1502/e8/74bf98bfce4d.png

http://s008.radikal.ru/i304/1502/f8/443c8f78e8f2.png

пасть Кали

общая стоянка

звёздное поле

скала тео

затенённые леса

0

2

[INCEPTION]
Если и есть на торне место прекраснее, то Элис никогда его не видела, и, скорее всего, не увидит.
Зеркало, вовсе не вода, мерно расположилось прямо под её лапами, и волчица улыбалась ему, счастливо глядя на собственное отражение. Если дотронуться до воды лапой, то она слегка коснётся её холодком, ведь весна ещё только началась. Но Элис даже не думала о том, чтобы тревожить эту красоту. Безмятежность, умиротворение, безмолвие и полное спокойствие. О чём можно ещё мечтать, когда вокруг лишь одни проблемы?
Волчица взглянула в глаза водного двойника и грустно улыбнулась ему. На миг она представила, что смотрит на одного родного волка, что лишь недавно ушёл из жизни:
– Ах, отец. Мне так не хватает тебя... Почему? – Но голос волчицы был спокоен. В нём не звенели слёзы, по нему ничего невозможно было понять.
В этот момент Элис как никогда явственно почувствовала своё одиночество. Сердце болезненно сжималось от осознания, что во всём торне нет ни одной родственной души. Нет даже того, кто выслушал бы её! Всем наплевать. У тебя нет способностей отца? Ты пролетаешь. Не можешь перегрызть другому глотку? Ты снова серость, никому ты не нужна. Не ведёшь себя, как распущенная и зарвавшаяся тварь? Что же, значит ты не та, с кем хотелось бы общаться.
Волчица вновь усмехнулась. Ах, как хотелось бы ей быть не той, кто она сейчас. Стянуть эту опостылевшую шкуру, вознестись над всеми этими проблемами и обязанностями. Чем она лучше Диких, что жмутся к земле от одного её вида? Лишь тем, что ей повезло родиться в правильное время и в правильном месте.
Милостивая Альме, неужели всё на этом свете решает случайность?
Тасс молчаливо восходил на небосвод, озаряя своим светом одинокою фигуру Элис.

0

3

Тишина и светлая, нетронутая чистота этого удивительного озера наполняли сердце волка какими-то молчаливыми чувствами. Легкая меланхолия, опутавшая с утра, привела его именно в это место.
Данте примостился на возвышенности у озера, под тенью небольшого дерева. Он молча вглядывался в отражение неба, соседних берегов и одинокого себя. Как хорошо было выбраться из серых лесов, где даже воздух какой-то не такой, серый, тяжелый...
Волк пытался было вздремнуть, но не получалось: как будто чье-то присутствие ему мешало рассредоточиться. Данте прислушался... Ничто не нарушало зеркальной тишины. Водная гладь была непоколебима и чиста. А вдалеке, сливаясь с небом, неподвижно стояла белая фигура, напоминавшая волчицу. Стоило приглядеться - и действительно, неподалеку стояла одинокая волчица, завороженная собственным отражением.
Вот так сюрприз!-подернул ухом Данте.
Интерес к волчице заставил волка привстать и незаметной рысью направиться поближе к ней. От нее веяло чем-то светлым и в то же время, чем-то, что тяготило её...

0

4

Элис не знала, сколько времени прошло за раздумьями. Сколько времени легкий ветерок, пахнувший свежестью, шевелил белую шерсть, сколько времени заливисто пели птицы, а озеро по прежнему молчало. Наверное, на этот вопрос она никогда не сможет ответить. Время – вольный бег воды, и отследить его очень сложно. Его невозможно замедлить или ускорить, а вот незаметить очень легко.
Сзади. Это слово пульсировало в голове Элис настойчивым ритмом, словно сердце в груди. Инстинкт бил тревогу, но что Элис инстинкты? Волчица не воспринимала их, не шла у них на поводу. Инстинкты именно то, что погубило древнюю расу! По крайней мере так говорили легенды, а легенды обычно на языках у многих, и Элис охотно им верила. Сзади! Пульсация в голове усилилась по мере того как что-то или кто-то подкрадывался.
– Лучше не делать резких движений, не провоцировать на жестокость, и все будет хорошо. – Конечно, многие бы заверили волчицу, что как раз этого делать не стоит, что лучшая защита – нападение, но Элис не понимала этого, но знала, что когда-нибудь это и лучше.
Волчица начала медленно поворачиваться. Будь она другой, давно бы шмальнула арканом или чем-нибудь помощнее, но она никогда не выбирала этот путь. Мягкость характера? Возможно.
Перед глазами предстал черный волк, примерно ее возраста, но точно волчица сказать не могла. Она видела его впервые, и то, как близко он смог подкрасться, немало встревожило ее. А вдруг это был бы рольт? Что тогда? Прощание жизнью и белет в паталу.
– Кто ты такой? – спросила Элис тихим голосом, прищурив разноцветные глаза.

0

5

Бесшумная походка - одна из отличительных особенностей безликих. Шаг, два, еще несколько... Уверенно и осторожно, слившись с тенью, Данте приближался к незнакомке. Однако, гладь воды его выдала, пустив круги по поверхности. Волк был замечен. Белая фигура осторожно обернулась в его сторону и одарила его разноцветным взглядом. По запаху волк предположил, что перед ним не просто волчица, а особа голубых кровей. Весьма странным было то, как она отреагировала. Это смутило Данте, и он предпочел общаться с ней в обычном тоне, решив, что ошибается.
– Кто ты такой? - тихо спросила незнакомая персона.
– Данте. - коротко представился волк, вскинув гордую морду вверх.
Что-то в ней было такое, и, кажется, Данте её некогда знал. Чушь какая! И откуда же я тебя могу знать? Волк без всякого смущения сканировал профиль незнакомки и не мог понять, кто же она.
Секундой позже черный и сам имел наглость задать встречный вопрос.
– Что такая милая юная особа делает здесь в одиночестве? Не страшно? - уголки его пасти слегка потянулись к ушам, а глаза прищурились и устремились в разноцветный взгляд незнакомки. Этот "лисий" жест часто сопровождал Данте, когда он иронизировал.

0

6

Кто-то нарушил безмятежность души, и для Элис это было возможностью отвлечься от гнетущей её печали, что грызла изнутри последние несколько месяцев. Думать об этом больше не хотелось.
Данте. – коротко бросил волк, подняв на неё взгляд светло-голубых глаз.
Внезапно встреченный незнакомец представился. Его имя показалось Элис коротким и броским, запоминающимся. И назвал он его прямо и открыто, не таясь. А ведь для многих такой простой вопрос это то, что требует размышлений, увиливаний, хитрости и чуточку лжи. А для него это не так. Почему?
А меня... А я Элис, – ответила волчица, чуть смутившись. Ей казалось, что это прозвучало глупо. Она часто чувствовала смущение по любому поводу: неловко брошенная фраза или неправильно сказанное слово могли заставить её почувствовать себя не в своей тарелке.
– Что такая милая юная особа делает здесь в одиночестве? Не страшно? – Элис показалось, что это прозвучало как-то с хитрецой, да и улыбка Данте этому способствовала.
– А что, разве должно быть? – простодушно улыбнувшись, спросила волчица. В голосе больше не сквозило смущение, ведь убийцы не задают вопросов перед тем, как причинить вред, верно? Тем более, что здесь всё ещё территории Диких, хоть они и прилегают к другим землям, которых Элис никогда в своей жизни не видела.
Осмелюсь спросить... Что привело... – волчица запнулась, решая, как лучше обратиться к внезапному собеседнику, – вас сюда? – Она думала, что для поддержания беседы это одна из самых лучших фраз.

0

7

Данте удивил своей открытостью волчицу. Он был собой доволен. Немного оторопев, и она представилась.
– А меня... А я Элис - смущенно пролепетала белая волчица. Элис... Какое мелодичное имя... Оно тебе очень идет... - мимолетно дал оценку Данте, на этот раз улыбаясь без всякой хитрости. Просто и открыто.
Кажется, и Элис перестала нервничать. Это и было в планах волка - не обеспечивать себе конфликтов. Этот мир итак достаточно мрачный и агрессивный. К тому же, меланхоличное состояние Данте вовсе не располагало его сейчас к поединкам.
– Осмелюсь спросить... Что привело... – волчица запнулась, – вас сюда?
- Так странно... Пару минут назад мы были на "ты" - вскинул бровью черный. - Честно говоря, я пришел сюда случайно. Здесь тихо, и, как я думал, одиноко. Собраться с мыслями, избавиться от нагнетающего чувства...
Данте даже не знал, что его заставило подойти и начать этот разговор. Волк - одиночка, любящий тишину и уединенность, он мог бы просто не обращать внимания или и вовсе уйти в другое место.
- Так почему же вы здесь совершенно одна? - настаивал Данте, пытаясь избежать ответа на вопрос, адресованный ему. Уж больно это личное, зачем отягощать собеседницу, погружая её в бездну своей черной души?

0

8

Если и было в Данте что-то тёмное и не такое, как у других, то волчица об этом не ведала. Но что-то в нём неизменно наталкивало на мысль, что встреча их вовсе не первая. Случайное столкновение в месте, которое приглянулось им обоим могло оказаться вовсе не случайным, хоть Элис и была убеждена в другом. Как будто раньше, когда-то в раннем детстве, эти ледянистые глаза Элис уже встречались.
Так странно... Пару минут назад мы были на "ты". Честно говоря, я пришел сюда случайно. Здесь тихо, и, как я думал, одиноко. Собраться с мыслями, избавиться от нагнетающего чувства..
Волчица только сейчас поняла, что вновь допустила оплошность. Да, правила приличия были привиты ей с самого раннего возраста, когда Император всё ещё был у власти, и порядки в стае не сменялись так стремительно. Но Данте всё-таки застал её врасплох, и поэтому она отступилась от привычек.
Прошу простить меня за эту резкую... И грубую фразу... Я всегда называю собеседников на вы. Даже если это незнакомцы или недруги... Неважно. – Волчица дёрнула плечом и в этом жесте сквозило лёгкое раздражение.
Мысли Данте и Элис были схожи. Она также рассчитывала, что никого не встретит здесь, тем более волка из совершенно других земель. Одиночество сопрождало ее все несколько месяцев, а сейчас, внезапно, оборвалось. Волчица даже не заговаривала ни с кем, а все потому, что никто не желал тратить время на нее. Но это не значит, что ни в ком не нуждалась она. Но выкладывать все свои мысли и чувства случайно встреченному волку? Элис колебалась.
Просто некого приглашать с собой если куда-то идти. – волчица буквально выдавила из себя каждое слово. Все-таки признаваться в таком было для нее непросто.

0

9

Две одиноких души встретились на этом странном месте. Одна душа отвергла всех, опутав себя терновыми плетями. Другую отвергли все, словно колючую розу. Совпадение? Случайность? Данте довольно скептично относится к таким случаям. Однако, волк, вглядываясь в это лицо, видел туманные безликие образы из детства. Каждый раз, подбираясь близко к ответу - вот-вот покажется! - образы распадались на части, не давая вспомнить, была ли когда-нибудь она в его жизни...
– Просто некого приглашать с собой если куда-то идти - с каким-то особым усилием, делая странную паузу между слов, ответила собеседница.
Данте не чувствовал жалости к волчице. Он даже в какой-то мере не понимал - зачем кого-то с собой звать, неужели никто сам не хочет? В этом они отличались. Он знал Элис всего пару минут, но начал улавливать тонкие грани их различия. То, что чувствует отвергающий - свобода, независимость, безразличие, и то, что чувствует отвергнутый - боль, тоска, уныние, - это две разные, даже, мягко говоря, противоположные вещи.
Голову пронизывали любопытные образы, которые никак не хотели показывать истинные лица. От этого напряжения в висках волка стало пульсировать.
- Я не мог тебя раньше где-то увидеть? - поморщил лоб Данте

0

10

– Я не мог тебя раньше где-то увидеть? – от этого вопроса по спине Элис пробежали легкие мурашки, а кожа под шкурой внезапно похолодела. Так бывает, когда в голову лезут мысли о чем-то потустороннем или крайне нехорошем. Но многие верят, что в этот момент, прямо сейчас, на тебя смотрит один из спящих. Элис не знала, правда ли это, но ощущения этого странного холодка не вызывало у нее вовсе никакого одобрения. Кроме того, мимолетная фраза заставила ее пристально вглядеться в лицо Данте. Взгляд ее выхватывал множество мелких деталей, а чуткий нос улавливал разные оттенки запаха. И совершенно не все из них оказались волчице чужими, чужими настолько, чтобы можно было с уверенностью сказать, что встретила она их в первый раз.
– Не знаю... Возможно, на границе территорий? Но ты ведь не из Диких, – где еще они могли узнать друг о друге, Элис в голову не приходило. Лихорадочно копаясь в собственной памяти, Элис пониняла лишь одно: какой-то силуэт, окутанный тьмой, там был. Но далее него – волчица знала, что темнота это напрямую родственна беде – не было ничего.
– Но почему ты спрашиваешь? – Волчица вновь отступилась от навязанных правил, без малейшего зазрения совети. Когда разговор заходил в такую сторону, ей было не до таких простых вещей. Сейчас, внезапно для себя, Элис почувствовала, что это важно. Не только для Данте, но и для нее самой.

0

11

– Не знаю... Возможно, на границе территорий? Но ты ведь не из Диких. – Но почему ты спрашиваешь?
-Что-то знакомое из детства. - задумчиво протянул Данте, уставившись в никуда.
Элис выглядела "по-имперски". Да и к тому же, родина Данте - та же Империя. Не императорская ли ты дочка? Могла бы ты мне сказать, жива ли моя семья... - пронеслось ветром в голове волка.
Стало припекать. На глади воды, в которой неподвижно стояли две фигуры, замелькали блики тасса. Данте сторонился его прямых лучей, ибо по его черной шкуре тасс бил своими жестокими лучами горячо и беспощадно. Волку стало не комфортно, но он лишь недовольно подергивал ушами, когда блики били ему по глазам.
Где они могли увидеться? Если это действительно императорская дочка, он мог видеть ее на больших праздниках, когда элиту в центре лагеря было проще всего встретить. Он почти не знал ту маленькую волчицу. Они могли пересечься взглядами в толпе... Да! Взглядами! Такой редкий разноцветный взгляд очень запоминается. Ты? Данте удивленно развел уши в стороны и отступил назад.

0

12

Волчица с удивлением и лёгкой задумчивостью глядела на Данте, всё ещё недопонимая чего-то.
– Что-то знакомое из детства. – в голосе Данте слышалась задумчивость, а взгляд его – словно сквозь неё и напрочь расфокусированный.
Волчица слега пожала плечами. Ей было невдомёк, как можно было встретить Данте раньше. Империя – не та территория, по которой можно свободно разгуливать. Соответственно, и мелких волчат никто никуда не отпускал.
Порядок – самый важный из законов.
Если описать её чувства в этот момент, то назвать их можно было просто – замешательство и лёгкое напряжение. То, что можно стоять здесь и просто разговаривать с чужим ничуть не пугало Элис, ведь она знала, что в случае чего сможет себя защитить. Так, в прочем, ей казалось.
Но кем же был Данте в действительности? Волчица не предполагала. Только потом она скажет, что лучше всего было бы глянуть на него "Виденьем энергии", но сейчас ей это в голову не пришло. А могла бы открыть для себя что-нибудь интересное.
Когда Данте вдруг отступил, а взгляд его сделался удивлённым и полным подозрения, волчицу охватила то чувство, что зовётся паникой, а точнее лишь тень его. Это заставило её лепетать глупости, очевидно, от нервов:
– Что? Я что-то не так сказала? – случайно вырвавшийся нервный смешок снова выставил её не в лучшем свете.
Элис также предпочла держаться чуть в стороне, повернувшись к Данте боком, ведь ситуация внезапно приняла непредсказуемый характер. Чтобы это могло значить?
Призраки прошлого на самом деле оказались вовсе не призраками.

0

13

– Что? Я что-то не так сказала? - не поняла ситуации Элис. В воздухе повисло напряжение. Маленькая волчица, которую Данте видел с императором... Да неужели это правда она? Порой удивительно, как мы помним маленькие детали из далекого детства. Еще удивительнее, когда мы встречаемся с этими деталями, став чуть старше.
Данте уважал императорскую семью и трепетал перед ней. Мать говорила, что это очень важные персоны и что им совершенно нет дела до общения с простыми волками. И действительно. В толпе, среди целого леса из множества лап высоких взрослых, черный волчонок увидел пару разноцветных глазенок, которые одарили его лишь секундным взглядом, и их владелица важно поспешила за окликнувшим её, взрослым волком, перед которым лес из лап, словно волны от корабля, расходился по сторонам.
А теперь эта владелица стоит так близко к Данте и ведет с ним беседу. Простую беседу!
-Прошу прощения, мисс - волк склонил шею, демонстрируя свое низшее положение, - Я видел вас в детстве. Я запомнил ваши глаза. - черный еще раз обратился к Элис, на этот раз чуть приподнявшись и глядя на неё. Данте действительно стало не по себе из-за того, что он не догадался сразу.

0

14

– Я видел вас в детстве. Я запомнил ваши глаза. – в голосе Данте неожиданно появилась некая почтительность. Элис знала этот тон, и очень мало в нем было искренности. Но этому волку Элис верила. Почему-то не могла не верить.
Но видеть ее в детстве... Запомнить лишь взгляд, брошенный ненароком?...
Осознание прошибло ее голову словно молния возникающая на ночном небе, когда всего лишь минуту назад среди звезд вольно располагалась Бесхвостая охотница.
– Ты был одним из нас? – прямо спросила Элис, заглянув в льдистые глаза Данте. Волчица была похожа на своего отца именно в эту минуту, в минуту, когда нужно отбросить все глупости, опасения и предрассудки. Все-таки от императора Элис досталась не только внешность.
Если она права в своих догадках... Волчица непременно знала, что права. Это означало многое. Возможно, она даже встречала его родителей. Элис не могла этого помнить, но такое, по ее мнению, вполне могло быть.
Время сдвинулось, и волчица это почувствовала. Тасс слега вышел из-за темных утренних облаков, и горячие лучи его поползи по земле, словно нащупывая место для отдыха. Один такой луч забрался прямо на лица волкам, и Элис поморщилась.
– Давай же продолжим наш разговор в тени? – Элис медленно последовала к двум высоким деревьям, куда тасс еще не добрался.
Поведение не выдавало в волчице особу царских кровей, но вот ее манеры и привычки, что засели в подкорке... Безупречная осанка хилых плеч, практически верная речь, правила приличий и морали. Так что держалась она как истинная имперка.
А вот Данте был с виду настоящим безликим. Плавность движений и острый взгляд заставляли принимать его так, словно он старше и опытнее чем есть на самом деле.
Они были поразительно разными, но Империя все же накладывает свой отпечаток. Этот раз исключением не был.

0

15

– Ты был одним из нас? - Данте прошибло прямым сосредоточенным взглядом волчицы.
Волки отошли в сторону, где тасс не мог их потревожить.
–У меня имперская кровь. - волк прервался, чтобы обдумать следующую фразу. –Но я был воспитан в чужих краях. Может быть, Элис и догадывалась, на кого он похож, но Данте предпочел оставить часть себя "в тени". Нет, он гордился тем, что в нем течет имперская кровь, равно как гордился тем, кем его воспитали, кем он сейчас является. Пусть он далеко не самый светлый волк, у него отнюдь не чистая душа и вообще, он некромант, он гордился тем, что не сгинул где-нибудь в колючем кустарнике, забитый своим покровителем.
Столько лет прожить с безликими... Ты и сам становишься безликим. Неважно, кем ты был рожден. Здесь ты приобрел манеры, навыки и жесты безликих. Ты по праву занимаешь ряды тех, кто управляет тьмой. Правильно здесь говорят - "Безликими не рождаются, безликими становятся".
Я тьма и огонь. Я опасен. Я обжигаю. - не из устрашения, но предупреждающе произнес Данте, обрывая каждое слово. Все-таки, нечего императорской дочери водиться с таким подозрительным типом.

0

16

– У меня имперская кровь. – Данте допустил паузу, обдумывая как сказать то, что должно быть в тайне, всё-таки не раскрывая его. – Но я был воспитан в чужих краях.
Волчица, увидев это, не стала настаивать, лишь слабо кивнув. То, что они не чужие друг другу, хотя бы по крови, заставляло Элис относится к этому волку более мягко, чем к другим чужакам. Обычно она склонна не доверять тем, кого видит впервые.
– Я тьма и огонь. Я опасен. Я обжигаю. – в голосе Данте слышалась не угроза, нет, но предупреждение. Возможно, он действительно не хотел навредить Элис, возможно, это главная идеология его стаи, то, чему его учили с детства. Но это вовсе не пугало волчицу. Сердце её, которое не дрогнет ни перед чем, не дрогнет перед самыми ужасными проблемами и напастями, не дало сбоя и сейчас.
– На всё воля Аттиса, – грустно улыбнувшись, ответила она, – в этом нет твоей вины, Данте.
Она считала, что права. Удача, которая могла отвернуться в любой момент всегда предаёт. Предала других, предаст и саму волчицу. Она знала и не боялась этого.
Я не стану спрашивать о том, что ты захочешь скрыть... Но всё таки, некоторые вещи могли оказаться важнее, чем можно подумать вначале.
– Помнишь ли ты что-нибудь из своей прошлой жизни? – в голосе чувствовалась затаенная грусть, но Элис не жалела его. Она хотела узнать, и, возможно, помочь. Хоть чем-нибудь.

0

17

– На всё воля Аттиса, – грустно улыбнувшись, ответила она, – в этом нет твоей вины, Данте.
На удивление черного, волчицу не смутили его предостережения. Кто-нибудь послабее уже бы поторопился распрощаться и отойти подальше, веря на слово и не желая испытывать на себе судьбу. Ну что-ж, и ладно. Волк на это не обижался. Он сам своими жестами отталкивал от себя остальных, ему не привыкать.
– Помнишь ли ты что-нибудь из своей прошлой жизни? - с некой тоской спросила Элис. Откуда же Данте помнить о своём прошлом? Его выкрали из семьи еще будучи маленьким и наивным волчонком. Отец, что уходил так часто и приходил так редко... Данте знает, что очень похож на него. Поэтому, скорее всего, отца он узнал бы из сотен. Мать, чей лик остается каким-то затертым в памяти волка, мягкая светлая шерсть, мелодичный голос, срывающийся на отчаянный крик, когда Данте похитили. Брат... Брата волк помнит больше всего. Это было его отражение в светлой кремовой шкуре. Они стоили друг друга. И тем не менее, забрали именно и только Данте.
– Нет. Я смутно помню детство. Отрывками. – холодные глаза черного волка не выражали никаких эмоций. Спокойный, ровный взгляд был обращен на Элис. Данте мог ответить на любой вопрос Элис, не меняясь в лице, словно эти вопросы вовсе его не касаются.

0

18

GAME MASTER

За своей беседой волки не заметили, как кто-то подкрадывается к ним с востока. И лишь когда кусты слева от них громко зашумели, послышался треск разламываемых ветвей, они обратили на это внимание.
По звуку зверь в кустах некрупный, но что, если он там не один?
Волки могут попытаться уйти, не потревожив существо в кустах, или остаться, и, возможно, вступить с ним в бой.

Отредактировано Безликий (2015-03-06 23:07:49)

0

19

– Нет. Я смутно помню детство. Отрывками. – Элис потупила взгляд, силясь придумать наводящий вопрос, который вывел бы её к семье волка. Но в голову не приходило ничего, абсолютно. Да и нужно ли это было сейчас? Возможно, Данте настолько оторван от прежней жизни, что нужды тревожить её больше нет. Волчица гадала.
Ветка за спиной волчицы резко хрустнула. Элис обернулась рывком, но припасть к земле, а затем броситься не спешила. Возможно, это просто лесная шуша, хотя, этих мест она не любит... Кусты затряслись, послышалось звериное урчание.
Нет, это точно не шуша. Волчица встала на лапы и аккуратно подкралась к подозрительным кустам, всем телом припадая к земле. Не сказать, чтобы уж совсем совсем бесшумно, но незаметно. Шуршание не прекращалось, но никто не показывался на поляне у озера.
Кусты были плотными, и кидаться вот так, с риском распороть себе брюхо, было в меньшей степени неумно. Элис не хотелось сидеть в месте, где в любой момент могли атаковать со спины, а она бы даже этого не заметила. Пусть многие животные неразумны, но эти они представляли все большую опасность.
Волчица обернулась на Данте, вопрсоительно изогнув бровь.

0

20

Из кустов послышался треск. Элис инстинктивно задергалась и стала осторожно красться к источнику шума. Данте же был спокоен и оставался на своем месте. У него была своя тактика - держаться на расстоянии. Мало ли кто там спрятался, вдруг он только и ждет, пока кто-нибудь подойдет ближе и тогда можно будет обнажить когти и нанести удар. Элис повернулась к Данте, вопросительно приподняв бровь. Волк и не мог подозревать, что там, в кустах.
Он не спешил подходить ближе, но готов был в любой момент среагировать. Данте ответил жестом на жест: качнув головой в свою сторону, он звал Элис к себе, подальше от кустов. Он не хотел неприятностей, особенно сильно не хотел, чтобы кто-нибудь из них двоих пострадал.
Из кустов доносилось дикое урчание. Возможно, это был хищник. Возможно, средних размеров. Сердце волка участило ритм, но дышать приходилось тихо, не показывая этого ни потенциальному врагу, ни Элис. В воздухе повисла тишина, которая трепала своей непредсказуемостью нервы, заставляя ожидать худшего.

0

21

Чудесная весна. Кажется, наступало время петь и радоваться жизни. По крайней мере, так и происходило у половины знакомых Солянки. Но не у нее. Дело в том, что весна никогда не была любимым временем года белой волчицы. То есть, конечно, тепло, все такое. Однако, снег таял, и та самая маскировка, которая часто помогала белой, оказалась бездейственна теперь, когда темные цвета стали выступать на снегу.
Какой это был месяц? Она не помнила. Не помнила даже, как прошло ее день рождение несколько месяцев назад. Не помнила практически ничего, что требовалось бы помнить. К сожалению, моменты часто вырываются из памяти неизвестным образом у этого белошкурого создания. Именно поэтому, она и тратила свое время на то, чтобы сделать как можно больше всяческих бредовых вещей. Нежели на попытки вспомнить. Соул все равно знала, что ничего не удастся и время, которое было безумно дорого для нее, окажется потрачено впустую.
Соул не любила ранние утра, отсыпаясь до полудня. Если проснешься рано утром, то значит день будет длиться гораздо длиннее, причем половина дня будет прожжена просто так, за какой-нибудь ерундой. Но сегодня был особенный день. Какая-то неведомая сила разбудила ее, едва солнце начало всходить на горизонте. Сна не было ни в одном глазу, что несколько удивило некромантку, побудило на то, чтобы волчица прогулялась, нагуляла, возможно, аппетит и сон. Так Соль и поступила. Так она и оказалась здесь.
Солнечные лучи весело играли в шерсткой, едва уставшая и безумно раздраженная покорная подошла к зеркалу мира. Это уже были не территории безликих, а значит, пора было шугаться каждого шума и вести себя как можно тихо. Тут нельзя качать свои права и обязанности, а также ругаться с первым встречным – убьют, как нечего делать. Соул тихо пробралась к кромке озера и, заглянув туда, на водную гладь, навострила уши. Естественно, ничего, кроме своего отражения она не увидела. Обидно. Озера же называлось зеркалом мира, а значит, оно могло бы показать все, что угодно, что творится в мире, и даже душу смотрящего. Увы, это было не так, и на Соул все также смотрело ее отражение. Такое же белое, с серой полосой на морде. Волчица с трудом оторвала взгляд от озера и перевела глаза куда-то вправо, заметив двух, как казалось бы, незнакомцев. Зрение, увы, подводило «охотницу», посему белая решила подойти поближе. Враги – скажет, что заблудилась. Друзья – окажет услугу и составит компанию.  Все просто, как дважды два.

0

22

GAME MASTER

Основной удар, как можно легко предположить, пришёлся на Элис. Что-то спровоцировало небольшую стаю Злокрысов (x4). Самая крупная особь, ростом пониже плеча Элис, с поразительной лёгкостью сбила волчицу с лап и нависла, капая слюнями, прямо над её мордой. Элис может попытаться скинуть злокрыса, рванув зубами в области носа или глаз, но тварь может оказаться куда быстрее и вцепиться волчице в горло.
Две особи поменьше, с утробным рычанием, накинулись на Данте. Одна уцепилась за его чёрный бок, пробив зубами шкуру, вгрызлась в кожу. Боль Данте выдержит, но есть вероятность инфекции. Второй злокрыс стоит в стороне, готовясь к броску. Если его не остановить – Данте придётся нелегко.
Последний злокрыс, сверкая чёрными глазками, устремился в сторону Соул. Атаковать он не спешит, но настроен крайне агрессивно. Соул может напасть первой, а может и отступить, не навлекая на себя никакого вреда. Выбор за ней.

Отредактировано Безликий (2015-03-10 20:08:51)

0

23

Это было воистину неприятно и неожиданно.
Кусты раздвинулись настолько резко, что волчица, даже если бы и успела это заметить, отпрыгнуть бы не смогла. Несколько серо-стальных громадных крыс разлетелись по берегу озера, словно ураганный ветер. Мгновенно ровная гладь зеркала мира заплескалась, подернувшись волнением, будто отражая начавшуюся на берегу суматоху. И не помогли волкам никакие инстинкты, никакое же чутьё и никакие заклинания. Неужели вся хвалёная подготовка Империи проходит зря? Элис часами могли гонять наставники, выпивая всю её силу до дна, но ничего не помогло против эффекта неожиданности... Или глупости?
В её сознании отпечаталась лишь короткий всполох враждебности и вот, момент – над ней уже нависает ощерившаяся крысиная морда. Смрадное дыхание заставляет подступить нутро к горлу, а слизь, что сочится из мокрого носа, вызывает отвращение, которое накатывает гадкими волнами.
Когда же крыс успел опрокинуть её, а главное, так близко подобраться к самому важному месту, где пульсирует жизнь? Неужели Элис негодна ни на что? Просто настолько глупа, что накликала на себя беду?...
Вопреки пелены предвкушения начинающегося боя, что нахлынула на сознание волчицы, она всё же успела заметить кого-то ещё, кроме них двоих. Волчица мысленно помолилась Альме, чтобы этот незнакомец не был из Альянса, иначе – смерть.
Мерзкие капли слюны стекали на шкуру, чудом не попадая в глаза или нос. Терпеть это было невозможно. Прищурившись, волчица поглядела в эти пустые и глупые блестящие глазки. Что, если так смотрит смерть? Или Кали в её обличии? Тогда, должно быть, от погибели также несёт гнилым мясом, затхлым запахом нечистот и падали. Но сегодня волчица твёрдо решила для себя, что не её кровь прольётся первой.
Когда жёлтые крысиные зубки начали тянуться к горлу, <Элис стремительно рванулась вперёд, стараясь ухватить тварь, напрыгнувшую на неё с такой агрессией, за морду.> И стоит крысу лишь повернуть голову, ускользнуть лишь на пару сантиметров в бок, как жизнь имперки будет в смертельной опасности.

0

24

Не зря Данте держался подальше от злосчастных шорохов в кустах. Крысы совсем одичали, - успел подумать он перед тем, как ему в ребра вцепилось своими длинными зубками одно из этих противных созданий. Волк стиснул зубы от колющих импульсов боли. Он попытался сбросить с себя обнаглевшего крыса, но тот будто намертво присосался  к шкуре и никоим образом не изъявлял желания отступать.
Чуть поодаль другой, таких же размеров, наглец хищно вылупил на него свои маленькие гляделки и готовился присоединиться к своему товарищу.
-Да какого дьявола вам надо?! - гневно рыкнул Данте, отбиваясь от грызуна, повисшего на нем.
Волк настолько разгневался, что глаза его стали темнеть. Данте ощетинился и злость его заглушила боль. Сейчас наглой крысиной морде придется несладко. Обнажив догола клыки, <мрачный молниеносно бросился на зверя, готовящегося к атаке>. Крыс, что уже успел напасть на него, не ожидал такого рывка и не смог удержаться. Его отбросило в сторону. Тем временем, Данте, клацая челюстями, приближался к крысе, предвкушая, как будет перемалывать ее косточки. Все это происходило за пару секунд. И еще через пару секунд Данте мог нахлебаться воды, если крыса окажется проворнее и успеет ускользнуть.

0

25

Кажется, ее не заметили. Зато, подобравшись чуть ближе, Соль смогла разглядеть в одном из отдыхающих своего соклановца. Ну и отлично, хоть меньше проблем будет.
В любом случае, Соль также заметила, что они сторонятся чего-то. Либо кого-то. И, да, прямо в яблочко.  Из соседнего куста на дуэт речной выскочило аж четыре штуки злокрысов. Ох, как не любила этих существо волчица. Ладно, по одному они почти не составляли сложностей. Однако, стайками злокрысы внушали своим видом страх.  Остановившись моментально, Соул нахмурилась. Религия не позволяла ей напасть, а уж желание послать все в бездну и отправиться восвояси радовала ее больше всего.
Но не тут-то было. Соул заметила, как на нее непроизвольно перевели взгляд. Все очень плохо. Ее заметили. Наблюдая, как злокрыс как можно ближе пододвигается к белой некромантке, волчица пятится назад, прижимая уши к голове. Нападать, когда о тебе не знают, очень легко, ибо можно ошеломить противника неожиданностью. Однако, тут все иначе. Крыс увидел ее, она видела крыса. Крыс пошел к ней, она пошла от крыса. Нет, что вы, Соль не испугалась, нет. Она придумала свою тактику, чтобы без лишний звуков и затрат избавиться от мыши. Просто отойти на приличное расстояние вместе и ним и напасть там, где его друзья не услышат последнего вздоха большого грызуна.
- Все хорошо, малыш, - пробормотала Солька, словно думала, будто он ее понимает.
И, кажется, план был настолько легок и прост, что должен был сработать. Но не тут-то было. Крыс упорно не хотел идти дальше, остановился как вкопанный, осматривал свою жертву своими черненькими глазками-бусинками, да противно повизгивал.
Соль аж передернуло.
Но исход был один – крысеныш не собирался двигаться дальше
- Ладно, отвратное животное, - конечно, волчица соврала. Она любила крыс. Эту любовь ей привил ее один хороший друг, с которым они на пару должны были оторвать голову третьему. Естественно, в прямом смысле этих слов. Кто знает, оторвали бы голову ей, в конечном итоге, либо же нет? В любом случае, хорошо, что она тогда быстро покинула эту компанию.
- Ты само напросилось,
<Волчица резко сделала выпад в сторону крыса, надеясь вцепиться в шею агрессивному созданию>. Она боялась. Боялась, что промахнется. Тогда, увы, ожидается лишь поедание земли, да съезд кубарем ближе к остальной тройке противников.

Отредактировано Соль (2015-03-14 04:07:41)

0

26

GAME MASTER

Крысы, даже в мелком их виде, существа неприятные и не сказать, что совсем глупые. Злокрыс – куда больше обычной крысы, а стая их справляется с волком на раз.
Рывок Элис был удачен, но и здесь без последствий не обошлось. Зубы волчицы вцепились в морду крыса, но скинуть с себя его не удалось. Более того, тварь оказалось не только быстрой, но и сильной. Злокрыс трясёт головой, стараясь вырваться, и волчица чувствует, что её зубы съезжают, оставляя на морде врага алые борозды, на которых выступает кровь. Крыс не станет терпеть боли и поэтому активно работает лапами. На животе и груди Элис появляются царапины, пока не глубокие, но долго так продолжаться не может, иначе тварь вырвется.

Крыс, что вцепился в бок Данте, остался позади, когда тот совершил рывок, целясь на второго врага. Тот быстро поднялся с земли, оскалив клыки, остановился и прорычал сквозь зубы:
<Гральг> – Здесь нельзя... Нельзя другим, кроме нас! – волки, конечно же, не смогли понять абсолютно ничего из этой фразы. Для них прозвучало что-то вроде: «Аерхирс герорте... Герорте кеирот, карн!» На что все остальные злокрысы, казалось бы, одобрительно заворчали.
Тем не менее, Данте повезло, крыс ускользнул, но не совсем, поэтому волк крепко держит его заднюю лапу. Но пасть злокрыса свободна, и он легко дотянется до Данте.

Злокрыс уставился на Соул, не ожидая резкого броска той. Поэтому когда волчица бросилась и крепко уцепилась за его горло, тот испуганно заверещал, извиваясь под Соул, словно змея. Снова в ход пошли когти, и злокрыс отчаянно борется за жизнь, агрессивно расцарапывая незащищённый живот волчицы.

Отредактировано Безликий (2015-03-14 12:02:21)

0

27

Волчица крепко уцепилась за морду злокрыса, что имел достаточно наглости напасть. Он должен поплатиться за это. И, если ничего не удастся, если ничего не выйдет... Она получит за сегодня сполна. Злокрыс, словно прочитав её мысли, начал трясти головой, и Элис почувствовала, что зубы её начали медленно сползать, оставляя рваные раны.
Аерхирс герорте... Герорте кеирот, карн!
Эту фразу волчица восприняла лишь самым краешком уха. Ничего их этого, конечно же, невозможно было понять, но сам факт того, что такие твари, низшие хищники, имеют свой язык, а вполне возможно, и зачатки разума, немало удивил волчицу. Ранее ей не приходилось сталкиваться с подобным.
Но есть ли время отвлекаться на это? Волчица пообещала себе, что позже обязательно найдёт ответы на все вопросы, касаемо этого явления.
А сейчас... Сейчас нет времени. Важно лишь уцелеть. 
Волчица изо всех сил сжала челюсти, стараясь не выпустить морды врага. Но всё безнадёжно.
Вид этой грязной, несомненно заразной крови, что крупными каплями выступила на морде крыса, повергли Элис в отвращение. Она поняла, что хочет избавиться от этого. Немедленно.
Элис разомкнула пасть и, пока злокрыс не успел опомниться, <сконцентрировалась на простейшем магическом ударе - *Молоте силы*> Элис была уверена, что у неё всё получится. Должно получиться.

Заклинание Молот силы.

0

28

Удача улыбнулась Данте хитрющим оскалом. Он успел ухватить крыса за лапу. Хищник заверещал до того пронзительно и противно, что волку зарезало уши. Крыс пытался высвободиться, изворачиваясь и царапаясь. Но Данте было плевать. Мертвая хватка его челюстей сдавливала ногу противника, он чувствовал, как дробилась кость на осколки, как через кожу проступила грязная кровь. Ободренный тем, что успел ухватить крыса, почуявший кровь, Данте вошел в раж настолько, что ему хватило сил поднять и ударить о землю несчастного крыса.
В глазах - радостное безумие. Если бы его рот был не занят, он бы широко скалился, глухо и сдавленно посмеиваясь над жертвой. Дезориентированное животное забарахталось в воде, захлебываясь и паникуя. Острые когти другой задней ноги пинали и царапали Данте по морде. Волк ни на секунду не желал отпускать его, ровно так же, как ни на секунду больше не желал терпеть, как следы от когтей жгут его морду. <Волк стал придавливать шею зверя, погружая его в воду.> Он медленно отпускал кровавую неподвижную лапу, концентрируя всю свою силу на шее. Готовый в любой момент еще раз вцепиться в грызуна, Данте упивался его медленной смертью.
Стоило десять раз подумать, прежде, чем кидаться на толпу волков. Данте, как и все его состайники, имел пристрастие лишать жизни, или играть ею, как самому заблагорассудится. В такие моменты ты чувствуешь себя вершителем судеб, в роли судьи, решая - "виновен" и приговаривая к своей жестокой расправе.

+1

29

Бинго. Явно не ожидающий крыс оказался в зубах Сольки. Некромантка победоносно подняла голову, не давая крысу касаться лапами земли и, как оказалось, напрасно. Противник воспользовался ситуацией себе во благо, от чего Соул пожалела о своих действиях раз пять.
Крыса больно била лапами, словно пыталась расцарапать грудную клетку, вытащить сердце и сжать его в своих тоненьких крысиный лапах, усмирить белую волчицу, убить ее. Соль шипела от боли, но не переставала сжимать горло крысы в своей пасти. Уши резал ее противный пищащий вопль, однако в голове перемешалось все настолько сильно, что даже и это не останавливало белую. Прижимая уши к голове, волчица успела подумать о много за долю минуты. Например, о том, что будет, если она не спасется, если, словно зная, что сделает дальше волчица, крыса позовет своих собратьев во главе с большой черно-белой крысой, и они раздерут ее шерстку на мелкие кусочки, а потом сошьют себе шубу. Или, быть может две.
Взывая к богам о помощи, Соль с трудом держалась, чтобы не разжать пасть в очередной раз, когда почувствовала. Как крыс добрался до желаемого – на груди появились рубцы, совсем скоро окрасившиеся в кроваво-красное месиво.
Волчица испустила измученный выдох и, опустив резко голову, <прижала существо к земле, а после потянула голову на себя в попытках свернуть шею крысе, раздробить ее своими зубами, сжимая челюсть все сильнее и сильнее>.
Но также Соль была на стороже – оставался еще один крыс, третий, кажется, по списку, но четвертый из всей компании. Он пока что ничего не делал и, как надеялась  Соуляш, он отойдет к кому-нибудь из волков поблизости. Она не хотела, да и просто бы не смогла сдерживать на себе двух существ, а пользоваться магией у Соул не было желания ради такой легкой добычи.
В прочем, на существо, находящееся в ее челюсти, белозадая не смотрела – она не хотела видеть в глазах злокрыса эти неприятные эмоции мучений вперемешку с хитрыми глазами, ибо, кто знает, чем закончится неравный боль.

0

30

GAME MASTER

На голове злокрыса, что был целью заклинания, пролегла длинная тонкая полоса, словно ее разрубили топором. В следующие мгновения он начал заваливаться на волчицу, а голова его распадаться на две семметричные половинки... Жуть! Элис получает состояние "чувствует тошноту". Ее магический запас падает на 30 мг.ед, которые восстановятся только Ночью.
Волчица встает на четыре лапы, у нее болезненно сжимает нутро при одном лишь взгляде на злокрыса, что стал целью заклинания.
В то время еще один наглец, тот, что вначале набросися на Данте, кусает Элис за хвост. Кусает так сильно, что у волчицы вырывается животный крик боли, но, когда она оборачивается, обидчик уже стремится к кустам, из которых выбежала вся их стая.
Молот силы - 30 мг.ед (70 - 30 = 40 мг.ед остаток)

Ровная гладь Зеркала мира начинает бурлить, когда Данте нещадно топит несчастное животное. Тот борется за жизнь, и, извернувшись, достаточно сильно разрывает когтями плечо волка. Но не беда - рана скоро заживет, и от нее не останется и следа.
Данте успешно убивает противника, тот мучительно умирает в водах озера, задыхаясь едкой жидкостью, которая заливает легкие
.
Кому сегодня везет, так это Соли. Она прижимает мерзкого крыса к земле достатчно сильно, и он не может вырваться и искалечить ее. Злокрыс на последнем издыхании старается вырваться из цепких лап, но все тщетно. Крыс хрипит, давясь пеной, глазенки на выкате мечутся в поисках товарищей, но они уже не помогут. Не стоило связываться с волками, пусть даже и молодыми.

Троица празнует победу в стычке, но шуметь все же не стоит. Последний выживший крыс скрылся в кустах, возможно поблизости есть гнездо этих тварей. Нужно быть осторожнее.

Отредактировано Безликий (2015-03-19 16:39:24)

0

31

Волчица коротко выдохнула воздух из лёгких, когда увидела, как на голове злокрыса резко возникла тёмная бордовая полоса, невероятно аккуратная, точно по середине черепа, как будто бы волчица работала скальпелем. Противник, замерев, медленно оседает на волчицу, и голова его буквально распадается на две части...
Элис едва ли сумела удержать в себе рвотный позыв. Зрелище было ужасающим, ей, изнеженной дочери императора, не приходилось видеть подобных вещей, и сейчас, столкнувшись с этим, волчица дала слабину.
Элис рывком сбросила с себя мертвого крыса, все ещё глядя в его стеклянные глаза, не в силах отвернуться. Ведь это живое существо! Она лишила его жизни, безжалостно и жестоко! Ей было жалко крыса. Пусть он напал первым, пусть их стая не пощадила бы волчицу, разодрав по кусочкам, пусть это всего лишь злокрыс... Элис почувствовала вину и угрызения совести. Она не считала, что в праве отнимать чужую жизнь.
Но в следующий же момент все горестные мысли из её головы словно выдуло ураганным ветром. Элис почувствовала настолько сильную боль, резанувшую по всему позвоночнику, что из её пасти вырвался звериный крик, полный страданий. Ослепленная этой самой болью, она не сразу поняла, в чем дело. Лишь затем, сморгнув навернувшиеся на глаза слёзы, она увидела обидчика, который улепетывал с поляны со скоростью бешеного хаффа.
Элис, которую ничему не научил горький опыт, сунулась в зловещие кусты, что скрывали в себе столько опасностей. Волчица заметила лишь толстую задницу с лысым хвостом, что мелькнула в темноте пещеры, находящайся прямо в земле, как дыра Среди ровной ткани. Волчица, конечно же, не стала лезть туда, хоть протиснуться можно было с лёгкостью, дабы отомстить противнику. Элис разочаровано фыркнула и вернулась на поляну, где остальные злокрысы уже прощались со своими душами.

0

32

Злокрыс оставил предсмертный подарок Данте - средней глубины рваная царапина рассекла его плечо. Волк лишь стиснул зубы и с самодовольной улыбкой совершил убийство. Животное забулькало, задергалось в судорогах и перестало сопротивляться. Элис довольно жутко расправилась с другим зверем. Взглянув на картину, что она натворила, Данте поморщился.
Волки не заметили, как день плавно перетек в сумерки. Тасс уже покраснел и готов был отойти ко сну в течение ближайшего часа. Внезапно влажный воздух наполнился еще одним ароматом - каким-то "своим". Чернохвостый догадывался, что поблизости есть кто-то из его стаи, только не мог он увидеть, где же этот кто-то затаился.
Он мигом метнулся к Элис, когда та издала жалобный вой. Из плеча тонкой струйкой запульсировала кровь. Данте осматривал белую волчицу, оценивая ее увечья.
-Ты в порядке? - волк заметил, что глаза Элис блестят. Он оглянулся по сторонам: слабые шорохи из глухих кустов раздавались на пригорке у берега, больше ничего, кроме этих звуков, не тревожило тишину. Данте напрягся, встав "оградой" одним боком к Элис, а другим - к злосчастным кустам. Глухое урчание послышалось где-то из глубин его горла.

0

33

Крыс погиб в мучениях, что доставляла ему Соул, давай время на последнее издыхание и прощание со своими, увы, уже мертвыми друзьями. Волчица не разжимала челюсть и после того, как крыс перестал дышать, а его сердце перестала биться. Она боялась. Боялась, что злокрысы умеют задерживать дыхание, останавливать сердце намеренно, надеясь, что противник решит, будто бы он издох, да нападут, едва их тушка будет оставлена в покое.
Только через некоторое время белая решилась отпустить мертвую крысу, да и то не просто так. Подняв его вновь, Солб протащила падшего ближе к кустам, да так и схоронила. Мало ли, наткнется кто, да испугается. Или более того, если его друзья выйдут на след убийцы, да отомстят, когда Соул будет в невыгодном для себя положении.
Отпустив тушку жертвы, та пробормотала некое подобие проклятия, попятилась назад, не сводила глаз с мертвого. То, что на поляне все разобрались и без нее, Соул уже заметила. Ей же было и легче – не надо было помогать двум волкам справиться с тремя крысами. Не ушел от ее глаз и тот факт, что последний противник скрылся в ближайших кустах. Ну да плевать она на него хотела, пусть далее руководствуется какой-нибудь там бог, или кто у верующих сейчас в почете?
Однако, оставаться в таком положении волчица не решалась. Тряхнув головой, Солька перевела глаза на стоящих недалеко, кто и привлек ее внимание чуть ранее.
- Хороши были, - возможно, данная фраза была сказана с язвой, а может быть действительно чисто-сердечная похвала – об этом знает только Соль, что, пораздумывав, потрусила к дуэту рядышком.
- О, я вижу, кто-то успел подставить крысе свой хвост? Ничего, невелика потеря, - она не собиралась тянуть что-то, по типу «сама виновата, нечего подставлять свои части тела под зубы этим хитрым и лживым тварям», хотя в голове эта фраза крутилась раз за разом, заставляя некромантку ехидно улыбаться.
И действительно, едва Соль подошла к незнакомцам на приличное расстояние, второй волк оказался очень даже знакомым ей состайником. Очень даже знакомый значило простое «видела пару раз, но особо не пересекались – мне не интересны окружающие». Честно сказать, Душа даже не помнила его имени, что уж говорить о положении на иерархической лесенке. Волка выдавал только запах. А вот вторую Льдинка не знала. Посему, подойдя поближе, та осмотрела с ног до головы волчицу, остановила взгляд на ее разных глазах, мысленно подивилась данному чуду, а затем, усмехнувшись, протянула
- Имя моё Соул, - как бы невзначай представляясь, Соль почувствовала этот терпкий и хорошо знакомый запах имперских кровей. Улыбка на ее губах стала еще шире от неожиданного ситуационного поворота.

0

34

Всё кончено и, к счастью, не для них.
Волчица окинула брезгливым взглядом мёртвых крыс. Крупные, мощные животные, которое были самую малость меньше, чем сама волчица. Ощерившиеся морды, злые горящие глаза, вздыбленная шерсть... Почти живые, если бы не окоченелые позы. Ну и раздроблённые кости, конечно же.
Грязные дети Бездны! – успокаиваясь, хмуро подумала волчица. Торн таит в себе множество опасностей. Даже в таком месте, где, казалось бы, не должно быть ничего отвратительного, но богатую фауну никто не отменял.
Сумрак подкрался мягко. Хоть волкам и казалось, что вся схватка заняла не такое уж длительное время, это было вовсе не так. Совсем скоро на небе проявятся звёзды, и, возможно даже, Элис сможет увидеть созвездие Бесхвостой охотницы. Но для этого небо должно быть чистым, а сейчас его как раз заволокло такой густой пеленой туч, что сквозь неё тасс выглядел как яркая точка, и ничего более.
Зеркало мира приняло свою первую жертву. Волчица было неуверенна насчёт того, умирал ли кто нибудь в его безмятежных водах до, но ей точно этого видеть не доводилось. А теперь – пожалуйста. Стоило только выйти за пределы родных земель, как опасность не заставила себя ждать. Может, это и к лучшему. Рутина засела в горле.
Ты в порядке? – спросил Данте, и в его голосе, по крайней мере, волчице так казалось, звучала некоторая обеспокоенность.
Да, всё хорошо, – сдавленно ответила волчица, так как получить такого рода увечья всё равно неприятно, и будь ты хоть магом четырёх стихий, хоть самим Оррисом, хвост тебе дорог.
На шерсти волчицы, на шее и груди расплылись маленькие кровавые пятна тёмной крысиной крови. Волчица, опустив голову, оглядела себя всё тем же брезгливым взглядом. Ей не нравился такой всклоченный видок, в котором она сейчас находилась. Заняться собой ещё предстояло позже.
Хороши были, –  прозвучал за спинами волков голос. Этот голос выражал нечто среднее между восхищением и насмешкой. Волчица повернула голову и заметила другую обладательницу белой шерсти. И это, похоже, была их единственная схожая черта. – О, я вижу, кто-то успел подставить крысе свой хвост? Ничего, невелика потеря.
Элис промолчала, вновь раздражённо дёрнув плечом, чуть опустив голову. По крайней мере, волчица не собиралась ныть. Нытьё – самый лучший способ раздражать окружающих, подорвать их спокойствие и выбить из колеи. Элис знала это, поэтому и не решилась сказать ничего по поводу полученного укуса. Элис старалась незаметно рассмотреть новую фигуру на этой поляне. Она представляла из себя хрупкую особу на тонких лапах. Невысокого роста, но всё же немного выше мелкой Элис. Волчица почувствовала слабый укол зависти.
Имя моё Соул, – небрежно бросила незнакомка, улыбка которой становилась всё шире. Волчица не понимала почему, но чувствовала, что всё не просто так. Элис помедлила, а затем представилась, подняв разноцветные глаза на Соул.
Меня можете звать Элис, – слегка улыбнувшись, проговорила волчица, – Данте вы, наверное, уже знаете, – От Элис не скрылось, что запах этих волков был очень схож, но по-прежнему такой же незнакомый и чуждый ей. – Полагаю, это вам мы обязаны избавлением от одного из этих... – Волчица поджала губы, подбирая слова. – Существ. Что же, говорю вам спасибо в таком случае.

0

35

Вот это денек - хотел уединиться, отдохнуть от тяжких мыслей в гордом одиночестве, а в итоге - получил взбучку от наглых злокрысов и теперь стоит между двух белых волчиц, которые, видать, включили свою "женскую" натуру, едко оглядывая друг друга оценивающими взглядами и старающихся показать себя с самой "успешной" своей стороны.
Элис ответила на обеспокоенный вопрос Данте положительно, но все-же, как-то неправдоподобно. Однако, этого было достаточно для волка.
Он оглядел свою состайницу. Определенно, он где-то мог ее заметить, но имени ее до этого момента знать не мог, наверняка, она тоже его плохо знала. Её интонация с первых секунд показалась Данте в какой-то мере язвительной. Однако, это одна из черт, присущая безликим. Они могут съязвить даже тогда, когда имеют добрые намерения. Сами того не желая.
Элис затеяла разговор с Солью, в то время как Данте вновь ушел в астрал. Надо же! Вот же ж везет! Сразу две белые цыпочки! - кобелиную натуру не скроешь, что уж поделать. Все-таки, он - самец. Да, в то время, как дамы выясняли отношения, волк думал именно о дамах. Ему это нравилось, а потому уголки его пасти совсем слегка поплыли к ушам.
Небо заволокло темной вуалью. Так быстро. Ведь, кажется, только недавно Тасс палил по черной шерсти и шкодливо бил в глаза, отражаясь от водной глади. Хотя, оно и к лучшему. Темное время суток нравилось черношкурому больше, нежели светлое. В это время просыпались обостренные инстинкты, волк становился самим собой, сбрасывая повседневные маски. Потому что находился один.
Волк настолько погрузился в себя, что пропустил все диалоги мимо ушей. Хотя, по его внешнему виду можно было утвердить, что Данте внимательно слушает, но не перебивает.

0

36

Тасс продолжал греть землю, словно хвалил трех собратьев за их великолепную «охоту» и умение отбиться от любой опасности, в том числе и злокрысов. Казалось бы, деревья и кусты тянулись к волкам, восхваляя их в тон желтому диску на небе. Соул была счастлива хотя бы потому, что она не умерла сегодня. Еще один беззаботный день в копилку ее долголетия. И действительно, волчица была горда собой, никем иным. Она знала, что сможет оправдать надежды своих товарищей по охоте, сможет утереть нос матери, что, должно быть, наблюдает за ней как-то по-своему, сможет справиться с опасностью, не прибегая к магии, как это сделала ее «напарница», фактически в секунду разрубив крысу. Элис, по мнению Сольки, сама не ожидала такого эффекта, но она пыталась держаться стойко. Ее даже не сломал тот факт, что ее хвост был прокушен, а в груди чуть ли не сияла дыра. В принципе, белая некромантка сама могла похвастаться подобным ранением. Несмотря на сильную боль, Сольке нравилось ее чувствовать. Возможно, она была в какой-то степени мазохисткой. Правда, только в делах военных, пусть она и ненавидела марать свои лапы до жути. Скажут убить – побрыкается, но убьет. Не ценой своей жизни, конечно, но добьется хотя бы сумасшествия жертвы, морально уничтожит, заставит возненавидеть, а после и удалится, сверкая своей неподдельно-ядовитой ухмылкой.
Странно, но в отношении к двум первым встречным, волчица не испытывала подобных чувств. Возможно, просто потому, что она изучала их, натыкаясь глазами на их слабости в характерах, делала вердикты для себя.
Вот, например, возьмем Элис. Волчица дернула недовольно плечом, едва услышала от Души резкий ядовитый тон в голосе, что явно не сулил ничего хорошего. Тем не менее, скрыв это от Безликих, волчица односложно ответила пришлой гостье, словно бы сейчас ничего не случилось, и толпа крыс не накидывалась на Элис и Данте с целью растерзать их.
Соул фыркнула, едва услышала «спасибо» из уст имперки. Нет, она не хотела слышать подобного, да и пришла не ради этого. Просто волчице хотелось поглядеть на тех, кто же это умудрился угодить в такие неприятности, как атака небольшой стайки злокрысов. Что же, она их увидела, она может идти. Только вот идти-то некуда. С утра раннего спать не хотелось. Придется коротать время в странной, на взгляд Соул, компании-дуэта. Она сделает их дуэт трио. Временно, конечно, но оно того стоило. Белая чувствовала – они нуждались в ней.
Нуждались так же, как нуждалась одна пестрая маленькая незнакомка, пришедшая еще в далеком детстве в семью покорной на пару дней. Соул помогла ей оценить по достоинству окружение, а потом и помогла найти укрытые в соседнем племени. Естественно, она это сделала не самым хорошим образом, просто гнала малышку до соседских угодий, на чьи территории Соль в то время было запрещено заходить. Душа не знает, что же случилось с той смешной вечно болтливой и позитивной волчицей. Да она и знать не хотела, ибо была уверена - Пантомима (а вроде ее имя звучало именно таким образом) не спаслась. Скорее всего, ее просто загрызли каннибалы. А может быть, с ней не поделились ни водой, ни едой, и сука умерла в мучениях с пересохшим горлом и выпирающими костями. Что и волновало Соул, так это то – не придет ли она с компанией своих друзей по голову и уши белохвостой проказницы. Если со слабачкой Мими Соль справится с легкостью, то с двумя-тремя поджарыми волками волчица даже и пытаться не будет драться. Себе дороже.
Молчание слишком утомляло Солянку. Она любила поговорить о том, о сём, пообсуждать самые интересные вещи в стаях, например, погоду. Ведь жара так не нравилась белохвостой, она больше любила холод, мрак, тьму и безысходность. Подобные эмоции, что на улице, что на лицах встречных, доводили волчицу до состояния экстаза. Иногда до визга.
- Что же, Элис. Мне приятно с Вами познакомиться, - волчица выделила «Вами» более громкой интонацией, стараясь подобным неуравновешенным действием показать свое уважение. Увы, данное действие больше походило на небрежность, но Сольку это не волновало. Привыкшая видеть в глазах собеседников неприязнь, она даже не хотела отмывать свое чистое имя, портя настроение окружающим.
- А за крыс можно было и не благодарить. Я сделала малую долю. Будь рядом со мной две крысы – меня бы рядом с вами не стояло. Нет, меня бы не съели, не убили – я просто не пришла бы на помощь, - она говорила без утайки реальных действий, надеясь, что собеседница поймет – Соль не за чем было бы жертвовать своей жизнью ради двух малознакомых личностей.
О, мои подштанники. Кажется, кто-то реально забыл о том, что на поляне, помимо двух волчиц, обитает еще один «дух», слушающий их. Вернее, делающий вид, что слушает. Соль заметила его едва расфокусировавшийся взгляд, который волк так тщетно пытался спрятать от глаз обеих представительниц слабого пола. Интересно, о чем же он думал? О том, как быстро и небывало прошла могущественная битва с крысами? Нет, скорее всего, нет. Ибо, это же сам Данте – волк Безликих, он не раз должен был присутствовать в военных действиях. По крайней мере, так считала Соль, ибо, когда она пришла с мигрирующими волками, самец уже был в процветающем клане. Помнится, Соль глянула тогда на него с глупыми мыслями в голове, пыталась найти в нем что-то притягивающее, а потом перестала прожигать волка взглядом. «Он явно ничего такой. Возможно, он бы мне понравился, если бы я не была асексуальной».
Однажды Сольке сказали: «Мне кажется, ты испытываешь влечение лишь к Богам», тогда волчица кротко ответила «Богов нет – влечения нет». На том все и порешили, оставили волчицу в покое, не задавали глупых вопросов, касательно притяжению к кому-либо. А Соул и рада была, в кои-то веки она могла лениво растянуться под сенью деревьев, зная, что ни одна живая душа, в период обострения, не подойдет к ней с надеждой заключить брак.
В прочем, вернемся к Данте. Белая успела осмотреть и самца, стоящего рядом. Черный цвет его шерсти отлично контрастировал рядом с двумя волчицами, посему Соль предпочла встать по другой бок волка, подальше от Элис, но и не слишком близко к Данни (как обычно, Соль начала уже думать над глупыми прозвищами, о которых, кажется, через некоторое время и не вспомнит). Близости с кем-либо доводили кареглазую до характерной тошноты. Такое поведения можно было расценить, как нечто безумное, если не видеть так, как предпочитает видеть Соул – взглядом «художника». В принципе, если ее и сочтут ненормальной, волчице также было по боку – она не собиралась на пару разговоров создавать о себе впечатление. Что-то говорило волчице о том, что разговоров действительно будет пара, если не меньше – дальнейшие встречи будут явно пресечены.

Отредактировано Соль (2015-03-22 13:08:26)

0

37

Если до этого в воздухе витали тяжёлые ароматы, внятные и металлические – крови, пьянящие и жгучие – опасности, то теперь они просто перестали существовать для Элис. Нет больше нужды обращать на них внимания, ведь теперь настало время отдыха. Настало время, когда можно позабыть обо всём на свете и вновь погрузиться в рутину... Как много значило это слово для волчицы! Рутина – она же скука, серость. Рутина пахнет проливными дождями, грязью сырой земли и пожухлыми старыми листьями, которые гниют на земле всю осень. Рутина чувствуется, словно невыносимо тяжкий груз ложится на твои плечи и сдавливает, не пускает, заставляет терять готовность и всякое желание. Как выглядит рутина Элис, похоже, знала и знала это хорошо. Рутина похожа на морды твоих состайников, которые раз за разом отправляются на охоту или в патрулирование, лишь с одним желанием – как можно скорее дорваться до чужих земель, подчинить их и захватить. И эта монотонность казалась волчице скучной. Жить без цели невыносимо. Но, жить всего лишь ради одной цели, забывая про всё другое, тоже не есть хорошо.
А вот моменты Действия, наоборот, слишком скоротечны. Тот кто может сказать, что жизнь в Империи полна веселья и лёгкости, ничего на самом деле о ней не знает. Занимая должность возможного наследника Императора, на волчицу никто не смел возлагать большие требования или заставлять выполнять тяжёлые задания. Для Элис жизнь – праздник, праздник без веселья и улыбок, без радости и событий. Обычно волчице приходилось бездействовать всё это время, и дни текли перед её глазами медленной вереницей, как песок в часах. Как слишком много песка.
Волчица может сказать, что всё это началось со смерти Императора.
А сейчас Элис наконец-то нашла повод выпустить всю накопившуюся за это долгое время энергию. Она умела и любила показывать свои магические способности. Возможно, магия, подвластная ей, слишком жестокая. Но она и есть по природе своей сила абсурдная и нелогичная. Рано или поздно маг начинает попадать от неё в зависимость, и если отнять Силу – самый лучший из лиги не будет стоить ничего. Без неё невозможно было ничего сделать: на охоте волчица всегда душила жертву ещё издали, во время боя пробовала пронзать врагов электричеством, в свободное время её всегда можно застать тренирующейся. Привычки, положенные ещё отцом. Он всегда говорил, что не следует стесняться или бояться своей силы. Волчица следовала его советам. Только используя свои знания, она могла чувствовать, что жива. Жива по-настоящему. Быть уверенной, что ты не просто существуешь – лучшее, что может быть в жизни. Похоже, это и есть её смысл.
Оглядев поляну, волчица будто бы заново открыла для себя её прелесть: озёрный блеск, лёгкое шуршание тонких травинок и стеблей редких невзрачных цветов, свежий воздух, который стремительно пожирает вечер, скрадывая пространство. Всё это было рядом, и волчица мысленно улыбнулась, почувствовав настоящее мгновение, которое обычно ускользало от неё.
Элис почувствовала, впервые за несколько недель, как настроение её потихоньку ползёт вверх. Это заставило волчицу ответить на слова Соул с той искренностью, которая обычно жила в ней, но не показывалась до поры:
Я также рада встрече с вами, – солнечная улыбка озарила её волчье лицо, – Вы вовсе не были обязаны делать этого, я понимаю, – голос Элис оставался ровным и спокойным, тем не менее, неизменная лёгкая улыбка на её губах свидетельствовала об уважении и доброжелательности. Волчица всегда старалась, чтобы другие чувствовали себя комфортно рядом с ней. Она также надеялась, что это действительно так.
Ваше пребывание здесь – просто вылазка с родных территорий? – на лице Элис читалось выражение искренней заинтересованности. Волчица перевела взгляд на Данте, надеясь, что если об этом ей не расскажет Соул, то хоть что-то можно будет услышать от чёрного. Волк, казалось бы, внимательно слушал, но параллельно находился также где-то совсем не здесь. Элис поняла это, так как ей доводилось часто наблюдать именно это выражение внимательности. К примеру, когда особо умный и старательный ученик слушает советы наставника. К счастью, Элис никогда не была такой.
Элис не знала, где живут Безликие, по сути, она не знала даже, кто они. Она надеялась, что об их присутствии здесь не узнает никто посторонний. Чужие глаза – всегда не есть хорошо. Элис помнила некоторые... Интересные случаи, когда чужаков преследовали, выгоняя. Но хорошо было бы, если всё таки и заканчивалось. Но нет! Великая Империя гналась за несчастным, а затем разрывала на куски заклинаниями. Поэтому волчица боялась, если в Империи узнают о том, что чужаки гостили практически на их территории, это будет повод для агрессии. Хотя, обычно им не нужен повод, чтобы напасть. Они всегда могут взять то, что пожелается. Им не важно, кто жил или живёт на приглянувшихся территориях.
Надеюсь, мне не придётся больше видеть этого. Никогда. Не говоря уж о том, чтобы участвовать в такой погоне. Это просто отвратительно, – пришло в голову Элис, когда перед глазами проскользнули картинки минувших событий.

0

38

Что-то заставило волка вернуться в реальность, где он стоял между двух беседующих волчиц. Вопрос, который он услышал, – Ваше пребывание здесь – просто вылазка с родных территорий? - задала Элис. Удивительным было ее поведение - она шла против всяких предрассудков об имперцах. Вежливость, доброта и великодушие. Она была белой не просто снаружи, она была чиста, открыта и проста внутри, как щенок. Её доброжелательная улыбка "подсвечивала" её лицо. А ведь это дочь императора. И по логике, уже давно было бы пора трубить, зазывая соклановцев для расправы над чужаками, а не вести с ними дружелюбные беседы. Если бы она оказалась другой, имперанутой на всю голову, то, возможно, у Данте были бы проблемы.
Возможно, от агрессивной позиции белой волчицы его спас тот факт, что чернохвостый и сам родом с её земель. Хотя, какое бы это имело значение - его запах стал чужим, и внешнего сходства с бывшим имперцем в нем осталось крайне мало.
Соль, волчица из его клана, была не менее удивительна: в этой хрупкой, белой, как снег, некромантке, было столько смелости, казалось, будто она готова бросить вызов любому волку. Ядовитости в ней, конечно, тоже было достаточно, но её изящные безобидные формы не позволяли воспринимать её колкие фразы всерьёз. Возможно, это такой способ самозащиты - казаться независимой колючкой.
Тем не менее, обстановка вокруг была какая-то необычная и странная. Обычно, волки огрызаются друг на друга и бросаются в драку. Сейчас же, в вечернем сумраке, в абсолютной тишине, непринужденно беседовали трое переярков - императорская наследница и два некромага.
Волк не стал вмешиваться в разговор, позволяя волчицам для начала, разобраться самим в интересующих их вопросах. В конце концов, его и не спрашивали, видимо, заметив, что волк призадумался и пропустил всё мимо ушей.

0

39

Ситуация постепенно начала проясняться для Соул. По крайней мере, белая теперь понимала, что здесь происходит, и почему два волка отдыхали здесь. И если ранее покорной казалось, что они решили уединиться для решения своих проблем, то теперь мысли перешли в другое русло. Ибо, если бы встреча волков была бы запланирована, то обстановка бы накалилась до предела. По крайней мере, так надеялась Соул.
Промычав что-то невразумительное вслед своим мыслям, волчица подняла глаза к небу. Близилась ночь, а значит, необходимо было идти обратно в стаю с пустыми лапами, что было бы очень некстати, потому что кушать хотелось знатно. По крайней мере, она не ела нормально второй день. А мясо крыса, которого Соуляш «похоронила» ранее в кустах, было не столь невкусным, сколько опасным для нее. Неизвестно, какую заразу подхватил противник, прежде чем связаться с ней и достойно покинув этот мир.
«Я надеюсь, он не будет меня преследовать в моих снах. Мне и без него преследователей хватает»
Некромантка снова вспомнила то знакомое чудо – старого друга волка, который был скуп на разговоры, но очень знатно ломал шеи врагам, да приносил их головы в дар своим богам. Тогда она, помнится, смеялась над ним, за что чуть ли не потеряла и свою голову. «Я не думала, что ты был столь серьезен в этом деле»
Поддавшись воспоминаниям, волчица поерзала, пропустив пару-другую неприятных мурашек по коже, а после, словно встрепенувшись, помотала головой и переключила взгляд на новую знакомую. Данте молчал, посему Соль вновь забыла о том, что он присутствует рядом.
- О, нет-нет, прошу, не надо этих вальяжных завышений моего чувства собственной важности. Либо просто Соль, Соул, Душа – как хочешь, или же просто «эй, ты» и прочее. Я не люблю, когда в меня «Вы»кают. На это даже не влияет возраст моего собеседника, хотя, если осмотреть тебя, ты мне не кажешься слишком уж молодой, либо слишком уж старой - из ее уст полился нескончаемый словарный поток. Соул, несмотря на свою отрешенность, любила поговорить о том, о сём с кем-нибудь, кто не кидается, пытаясь вцепиться в твой загривок.
- И, нет. Я покинула родные территории просто потому, что я могу; просто потому, что однажды мне надоели вечные кислые мордашки на лицах моей родни. А, ты, наверное, имела в виду, не столь родные, сколько территории моих последних лет жизни? В принципе, разницы никакой – я просто посчитала, что окружающие слишком скучны, а посему пошла куда-либо, надеясь  встретить кого-нибудь. И вы, ребята, сделали мой день чуточку забавней, - губы Соль растянулись в широкой улыбке. Волчица, кажется, вновь ушла из своих мыслей, да воспоминаний.
- А вот, что касается Данте, - Душа перевела снова глаза на него, изучала волка своим пытливым взглядом, - Я не знаю, что он забыл на данных территориях.
Она и в правду задумалась о том, что бы мог делать здесь ее состайник. Возможно, у него была какая-либо очередная миссия, ибо Соул только так представляла жизнь тех, кто выше ее рангом. Но, в прочем, она не завидовала им. Зачем? Когда она была вольна делать то, что душе угодно.
- Но я думаю, он тебе уже все доходчиво разъяснил, ибо я почти уверена, что вы на данной территории находитесь уже достаточно долго, - как бы Соул не пыталась скрыть от волков свои набежавшие мысли, ей давалось это сложно. Она почему-то была уверена, что эта парочка что-то утаивает меж собой, но говорить об этом открыто не решалась. Слишком далеки, чтобы знать ее настоящий внутренний мир, выслушивать переживания. Пока только та самая стенка, которая вроде бы и позволяет находиться собеседникам в уюте, а вроде бы и отдаляет волчицу от себя, не давая ей раскрываться, но при этом знать все необходимое.

Отредактировано Соль (2015-03-24 02:41:03)

0

40

Элис находила это беседу несколько увлекательной. Она забыла, что уже начало темнеть, что вроде бы скоро пора домой, что, возможно, её будут искать. Какая разница, когда домой идти не хочется, ведь никто не будет ждать тебя? Гораздо приятнее было сидеть здесь, в компани чужаков, с которыми ты ведешь знакомство лишь несколько часов. Элис вообще любила знакомиться с кем-либо, кто никогда не видел её до этого. Им можно представиться под любым именем, под любой маской. Скрыть все то, что никто не должен знать, однако же, знают.
Природа вокруг сегодня почему-то понравилась волчице, хотя обычно, пребывая в состоянии отчужденности от окружающего мира, она никогда не замечала ее красот. Что может быть увлекательного в цветочках, или скажем, ручье чистой воды? Ничего. Элис предпочитала всматриваться в других. Видеть и изучать чужие души, глядеть в чужие мысли, понимать поступки. В этом и этом лишь была истинная красота. Но сегодня вокруг было как-то чарующе и по-особенному.
Тем не менее, когда Соул сказала белой, что к ней не стоит обращаться столь возвышенно, Элис вовсе не смутилась, легко приняв в виду просьбу:
– Ах, вот оно как, – Элис повела ушами, вглядываясь в лицо Соул, – Ну что же, тогда перейдём на "ты", – эти слова были сказаны не без свойственной ей манерности, которую она сама же так тщательно старалась выгнать из себя. Попросту не получалось легко и расслабленно общаться, когда вокруг тебя твои же состайники строят из себя возвышенных личностей. Да, казалось бы, это неуместно в мире волков. Просто крайне неуместно. Но если у них есть разум? Почему бы не додуматься до таких вещей и чувств, как, скажем высокомерие, пренебрежительность, самовлюбленность, нарциссизм? Элис оказалась именно в той среде, где все это прививают с ранних лет. Где чувство "избранности" вживляют в тебе под шкуру, и чтобы избавиться от него, необходимо выпустить из себя кровь, пережить немного боли. Элис боялась боли. То, что другие могут не замечать, волчица переживала болезненно. Например, те же раны на груди или поврежденны хвост. Боль поульсировала в них и мешала, гадость. Элис ждала и желала, чтобы она быстрее сошла на нет. Неженка.
– Этим вечером я прямо таки иду против своих привычек, – зачем-то сказала волчица, видимо, почувствовав желание несколько открыться новым знакомцам, – также устала от рутины, причина в этом, скорее всего... – сказано было с задумчивостью. – И нет, к сожалению, с Данте мы успели перекиникнуться лишь парой фраз, – волчица коротко поглядела на него, – затем пожаловали эти существа, столь неприятные, что их пришлось убить.
Элис покосилась на ближаюшую мертвую тварь и брезгливо скривила морду. Эти создания – порождения каких-то злых богов. Не могли ведь Старшие и разумные Боги создать это? Зачем? Чтобы они причиняли лишь боль и убивали других?  Хотя, скорее всего, волки кажутся им не менее противными, вот и корни всей этой вражды. Если бы Элис предложили перебраться куда-нибудь, где таких животных попросту не существуют, она бы согласилась, не раздумывая. Куда-нибудь на восток. А лучше – в другой мир.
Да что говорить, если бы простые незнакомцы позвали на прогулку в чужие территории, при условии, что её не убьют, волчица уже тогда бы серьёзно призадумалась. На территориях Империи скучнее не бывает, а ведь все диковины  только там, где нельзя. Жизнь интересна настолько же, насколько она скучна.

0

41

Когда же дело коснулось самого Данте, он оживился. Кажется, белохвостая соклановница намекала на какую-то близость между волком и Элис. Слушая это, демон лишь ухмыльнулся, так как она явно была не права. Все они видят друг друга сегодня впервые.
Вообще, на нечто серьезное Данте был неспособен. Его пугал тот факт, что чувства, которые ты однажды проявишь к интересующему тебя объекту, пройдутся по тебе трещиной, раскалывая твою "броню" независимости и оставляя тебя слабым. Нет, в жизни этого волка не должно быть места слабости и каким-либо сопливым чувствам. Однажды это может загнать в тупик: тобой смогут манипулировать, тыча тебе в нос образ твоей симпатии на каждом шагу. Всё это пережитки молодости, и когда-нибудь это возможно и пройдёт. Появится потребность в заботе и во всём таком прочем. Но сейчас Данте бегает за самочками, как и прочие его товарищи, не принимая всё это всерьёз.
-Ты веришь в совпадения, Соль? - в короткую паузу между диалогами волчиц вклинился наконец его бархатистый голос. Заставив обратить на себя внимание, он решил не дожидаться ответа и продолжать.
-Я точно так же, как и ты, выбрался со своих земель сюда, потому что меня угнетала местная обстановка. Потому что меня никто не держит; я волен ходить на прилегающие земли. И, да, с Элис я знаком не больше твоего. - его холодные глаза, обращенные к Соул, едва прищурились и снова однобокая самодовольная улыбочка пересекла прямые линии его губ. Он не многословен. Обычно его диалоги кратки и содержат в себе язвинку.
Сумрачный холодок пробежал вдоль позвоночника волка. Тьма завладела округой, и Данте стал частью её. Теперь он чувствовал себя увереннее и комфортнее. Можно было выпускать на волю своих демонов, которых ты таил в себе целый день. Дать им порезвиться, побеситься, освободить себя от тяжести, что сковывала всё время. Сейчас Данте забавы ради, в прямом смысле, поднял бы тьму да пошел пугать заблудших зверей, однако, пообщаться в нормальной атмосфере казалось ему весьма приятной альтернативой своим вечерним увеселениям.

0

42

Слушать то, как волки оправдывались от догадок Солянки, было смешно. Волчица с трудом сдерживала смех внутри себя, опустив голову, и лишь исподлобья наблюдала за черно-белым дуэтом. Но то, что они были сами по себе – это было однозначно. Что-то в них видела Соул, что-то казалось ей странным, не разгаданным. А она очень любила загадки, особенно те, которые нашли щели и вытекли сквозь круг доказательств, упорно нависавший над ними. Соул любила разгадывать загадки, пусть даже построенные на пустом месте, как, например, сейчас.
- Пусть так, - усмехнулась она, едва услышала приятный голос состайника. Что-то, кажется, еще хотела сказать, но ее поток мыслей прерывал опять-таки все этот же голос, который Соул слышала, как оказалось, нечасто. Удивленно подняв уши, волчица покосилась на Данте. Кажется, на ее морде, поначалу, проскочили ноты сильного, ошеломляющего, удивления. Но как бы ни так. Она быстро скрыла никому не нужные искренние эмоции за своей маской беспристрастности и  ехидства.
- О, так ты все-таки имеешь дар говорить. А я-то ломала голову, как ты общаешься с другими, – о да, она не умела не язвить, и даже в любом ее словце скрывалась та самая издевка в голосе, которую Соль безумно любила в себе, считая, что она сочетается с ее вечно-недовольным и вечно-отрешенным видом. Однако, сегодня все было по—другому. Сегодня был тот самый редкий день, когда Солянка безумно любила жизнь ради вот таких моментов.
После ее взгляд был обращен к белой волчице, не являвшейся их состайницей. Соль даже не подумала о том, что ее обычная язва может прийтись не по вкусу что одному, что другой. В прочем, когда Соль думала о последствиях?
- Ну-ну, злокрысы были достойны своей участи. По крайней мере, их смерть была не напрасна в этот тяжелый день. Точнее, поздний вечер, - как всегда, в ее голосе был слышен тот легкий хрип, также ставший ее спутником жизни. Белая уже и не знала, реален он, либо он сама его надумала когда-то давно
- Ладно, так и быть, я вам поверю, - усмехнулась волчица, своим видом говоря совершенно обратное: глаза прищурены, на морде выступила широкая и до безумия хитрая усмешка.

Отредактировано Соль (2015-03-30 15:08:09)

0

43

Небо стремительно загущалось, и вечер, плавно перетекающий в ночь, лёг на округу. Появился лёгкий морозец, и Элис слега поёжилась, но не от холода, заметив какую-то лукавую усмешку на лице Соли. В ответ волчица лишь легко прищурилась, трудно было сказать, что скрывалось за этим простым жестом. А с чего бы это им оправдываться? Даже если бы эта встреча и не была случайна, зазорного ничего в это нет. Однако, волки попали сюда также негаданно, как попала сюда Соль.
Услышав вопрос, хоть и не её адресованный, волчица и сама призадумалась над этим вопросом. Да, Элис определённо верила в случайности, пусть и знала, что ничто не происходит просто так. Аттис, пускай и бессмысленное существо, но не глупое ведь? Волчице даже вспомнилась дверь Аттиса, что она видела когда-то очень давно. Входить в неё, пусть и решимости было достаточно, она не стала. Уберегло благоразумие – пожалуй, самая сильная защита в критические моменты, а неизвестность – одна из самых больших опасностей на этой земле.
– Согласна, – коротко выдохнула волчица, – ведь, будь их хоть на парочку особей больше... Кто знает, что было бы с нами? – Элис не допускала даже и мысли о том, что сегодня она вполне могла бы оказаться в крысином желудке. И не спасла бы её даже хвалёная императорская кровь.

p.s

Извиняюсь за это подобие нормального поста, у меня сейчас всё о-о-очень напряжно .с

0

44

- О, так ты все-таки имеешь дар говорить. А я-то ломала голову, как ты общаешься с другими, - съехидничала Соль. На что Данте лишь подыгрывающе улыбнулся, покачав головой.
Волки вглядывались вглубь каждого, к кому они обращали свой взор. Всё пытались в одночасье разобраться в чужих характерах и найти изъяны. Однако, похоже, они и забыли, что стоят у холодного берега остывшего от дневного тепла, озера, в котором неподвижно лежат крысиные трупы. Данте всё сдерживал себя от искушения велеть этим трупам встать и уйти прочь, чтобы разложиться где-нибудь в другом месте. Но что-то его останавливало. Может, присутствие дам.
Но наверное, лучше было бы самим волкам сменить обстановку. Топтаться весь день в воде, да еще и в окружении бездыханных окровавленных тел... Плохой пейзаж для столь откровенного романтичного вечера. Не мешало бы сменить декорации.
Решив обратить внимание на окрестность, демон, лыбясь, молвил -Чудесная ночь! - Поймав на себе снова взгляды оппоненток, он продолжил -А посреди какой восхитительной картины-то мы стоим! - он намеренно обернулся вокруг, чтобы волчицы сделали то же самое.
Такая зловещая обстановка вовсе не напрягала Данте. Ему даже было забавно находиться среди этого бардака в компании двух волчиц. Он мысленно иронично подшучивал над этой ситуацией, отчего, собственно, и лыбился. Со стороны его улыбка казалась и не улыбкой вовсе, а ухмылкой. Впрочем, демон по-другому, кажется, и не умел.
-Может... Сменим обстановку? - Данте подался вперед, ближе к двум самкам, оглядывая каждую из них леденящим взглядом в ожидании их решения.

0

45

Элис была той, которая позволила Соул изменить мнение о других кланах. Если ранее Солянка считала остальных волком мерзкими напыщенными аристократами, что думаю только о своем благополучии, то сейчас она поняла – они такие же обычные, как и она сама. По крайней мере, Элис, а насчет остальных Соул даже и думать не хотела. У волчицы не было желания менять свое мнение обо всем в одночасье. Это ведь, получается, все свои старые убеждения будут стерты в пух и прах...
Белую аж передернуло от таких мыслей. Представив, как она милуется с другими кланами не было возможности, но оно и к счастью, ибо пущенный фонтан радужных оскорблений не каждого бы обрадовал на этой поляне. Не каждого в этой мини компании.
Данте снова подал голос. Соль усмехнулась, но не стала продолжать свои унылые подколки, лишь кивнула на его слова. А потом подумала. И снова согласилась. Ведь действительно, обстановка уже конкретно приелась белоснежной, стала за короткое время такой обыденной, словно она была на территории безликих некромантов. Опустив уши, Душа сделала пару шагов назад, чтобы видеть собеседников полностью в поле зрения.
- Предлагайте, куда пойдем прогуливаться, - Соль потопталась на месте, пробегаясь глазами то по одному волку, то по другому. В принципе, она уже была готова идти куда-нибудь, вот только ее знакомые еще решали, что и как.

0


Вы здесь » FRPG: SURVIVAL INSTINCT » Территории Диких » Зеркало мира


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC